Новости
29 апреля 2018, 19:04

Игорь Чесницкий: Жизнь в аварийных бараках унижает достоинство человека

Уполномоченный по правам человека разъяснил, какие действия могут предпринять собственники жилья в бараках, чтобы улучшить ситуацию 26 апреля, AmurMedia. Проблема аварийного и ветхого жилья стоит для Хабаровска и всего края весьма остро. Так, в краевой столице жители таких домов, находящихся как на окраинах, так и в центре, годами ждут расселения, но получают в лучшем случае небольшой ремонт. Вот и получается, как в грамматической задачке о сбежавшей запятой: "Сносить нельзя отремонтировать". И это уже не "квартирный вопрос", это вопрос региональный. Об актуальной проблеме корреспондент ИА AmurMedia побеседовал с уполномоченным по правам человека в Хабаровском крае Игорем Чесницким.

— Игорь Иванович, объясните, как и кто может признать дом ветхим?

— Только созданная в муниципалитете межведомственная комиссия. Именно она определяет пригодность строения для жилья, делает вывод об аварийности или ветхости, пригодности или непригодности для проживания.. Конечно, это не происходит просто так — приходят специалисты и нарекают дом аварийным. Есть определенные объективные критерии. В частности, ветхим считается жилье с износом более 65% для деревянных построек, каменные дома признаются ветхими при износе свыше 70%. И еще много других вещей учитывается комиссией.

— Кто и как может пригласить межведомственную комиссию?

— Собственник. Или наниматель, если речь идет о муниципальном жилье. В любом случае, нужно предоставить соответствующие документы. Можно еще обратиться в комитет госконтроля и лицензирования Правительства Хабаровского края. Они могут тоже провести проверку и инициировать работу комиссии. Межведомственная комиссия может давать заключения по частным домам и домам государственного и муниципального фонда.

— А знаменитые хабаровские, да и не только хабаровские, бараки? Они к какому типу жилья относятся?

— Во-первых, нет такого официального названия – "барак". В понимании граждан обычно барак – это 2-3 этажное деревянное здание, возрастное. В большинстве ведь это были временные дома, а стоят некоторые более 50 лет. Они даже могут быть и не ветхими, и не аварийными, но не иметь удобств. В лучшем случае – есть электричество и отопление, а водопровода нет, канализации нет. И в Хабаровске , в целом, более 800 таких домов, все они – многоквартирные. Многим людям приходится носить воду из колонки, ходить в туалет на улицу. Нонсенс – в 21 веке нет в доме канализации. Я считаю, что это унижает человеческое достоинство.

— Конечно, люди хотят переехать из этих домов.

— Разумеется, это естественное желание – переместиться в комфортное жилье. Кстати, проблема "бараков" касается и других горожан, не живущих в этих домах. Получается ведь такая картина: в центре города стоят красивые высотки и тут же рядом вот эти бараки неряшливого вида. Не только в центре, конечно, но здесь это производит очень контрастное впечатление: блеск и нищета. Я считаю абсолютно оправданным негодование граждан, которые хотят, и чтобы жители этих домов были наконец расселены и стали жить в человеческих условиях, и чтобы центр города приобрел аккуратный, красивый вид.

— И куда переселить людей?

— Вот тут и весь вопрос – где взять жилье для расселения. Его нужно либо построить, либо дать людям материальную компенсацию, чтобы они смогли приобрести новые квартиры. А это колоссальные деньги. В нынешних условиях у муниципалитетов нет денег для того, чтобы что-то строить. Но деньги выделяются на целевые программы, в том числе и на краевую программу по расселению граждан из аварийного и ветхого жилья.

— Как проходила реализация этой программы раньше?

— Краевая программа действовала с 2011 по 2017 год, она успешно выполнена. Но надо сказать, что в неё попали только те дома, которые были признаны аварийными до 1 января 2012 года. В итоге расселено было 234 дома или 3288 человек. Это хорошо, но ведь этого мало. Половина средств привлекалась из федерального бюджета, половина делилась примерно поровну между муниципальными и краевыми деньгами. Получается, что краю и органам местного мамоуправления снова нужно находить финансы на формирование новой программы. Я не сомневаюсь, что наши чиновники прекрасно понимают проблему и решили бы ее с удовольствием, были бы деньги. Но необходимые деньги надо еще изыскать.

— А как же быть Хабаровску, который расселил по краевой программе всего 22 человека, и тех в уже далеком 2011 году?

— Город Хабаровск пошел по другому пути. Он – единственный населенный пункт в крае, где за землю готовы заплатить инвесторы. В других местах землю могут предоставить почти бесплатно, земли много – инвесторов мало. А вот в Хабаровске земельные участки стоят дорого, особенно в центре. Но, зачастую, они имеют обременение в виде жилых строений и людей, в них проживающих. В Хабаровске такие участки предоставляют инвесторам с условием, что они расселят жителей бараков. И возникает такая ситуация: инвестор начинает договариваться с жителями по цене. Важно знать, что житель дома-кандидата под снос свободен в своем выборе, он может согласиться или не согласиться на сделку с инвестором. Я считаю, что отказаться от переезда из своей квартиры в центре города гражданин может на совершенно законных основаниях. Это его право – продавать или нет, и за какую стоимость.

— И что происходит, если собственник отказывается продавать свое жилье или непомерно взвинчивает цену?

— Как вы знаете, очень часто возникают всякие коллизии, вплоть до криминальных историй "выжиганий", подселения маргиналов, создания нечеловеческих условий проживания. Чтобы у несогласных возникло желание съехать уже за любые деньги. Дело ведь касается судьбы очень дорогих проектов. Такие споры расследуют правоохранительные органы. Но и для добросовестного инвестора может сложиться патовая ситуация, например, когда человек скажет: "Я вообще не хочу никуда переезжать". Тогда существует вариант принудительно изъятия участка муниципалитетом, с последующей передачей инвестору, конечно, если этот участок очень нужен городу. В этом случае муниципалитет должен компенсировать собственнику стоимость дома или квартиры и земельного участка. Величина компенсации определяется по взаимной договоренности или в суде на основании экспертных заключений. Но в бараках кроме собственников жилья, живут еще по социальному найму, т.е. те, кто жилье не приватизировал. Им город должен предоставить другое жилье той же площади в пределах городской черты.

— Про расселение бараков инвесторами теперь понятно. А что делается по муниципальной программе города Хабаровска?

— Такая программа действительно есть. На сегодняшний день в нее включены 253 дома или 2112 квартир под снос и расселение. Начиная с 2007 года удалось расселить 26 домов полностью и 19 частично – всего 284 квартиры. В общем, совсем немного. Причем эта муниципальная программа рассчитана как раз на привлечение денег частных инвесторов. Её реализация напрямую зависит от рынка жилья, экономической ситуации и прочих условий развития бизнеса. Этому можно способствовать. Я знаю, что органами местного самоуправления города Хабаровска в краевую Думу будет направлен на рассмотрение проект изменения законодательства. Заключается изменение в том, что земельные участки, предполагаемые муниципалитетом к использованию для определенных нужд, станет возможным отдавать инвестору без конкурса при определенном условии. Условием или критерием для предоставления земли без конкурса может быть полезность для общества той или иной инициативы. В Хабаровске предлагается включить в качестве полезного условия предоставление инвестором муниципалитету части построенных квартир для расселения жителей бараков. Это один из важных способов поощрения деловой активности, а значит и скорости исполнения муниципальной программы расселения из бараков.

— А если дом не включен в муниципальную программу, но определен под снос как аварийный, непригодный для жилья. Жители ничего не получат?

— Проживающим по социальному найму муниципалитет должен предоставить муниципальное жилье в пределах населенного пункта той же площади. Гораздо более сложная ситуация для собственников. Лучшее, что можно ожидать – комната в маневренном фонде. То есть в общежитии. 6 квадратных метров на человека – и все… Это законно и имеет свои резоны — будучи собственником, человек должен заботиться о своем жилье, ремонтировать, стараться не довести до сноса.

— Существуют еще и так называемые "военные" дома, те, которые находятся в ведении министерства обороны. Эти дома и не сносят, и не обслуживают. Такие дома ведь не попадают в программу по расселению?

— Если такой дом государственного жилищного фонда признается межведомственной комиссией непригодным для проживания, то выносится аналогичное, как для частного или муниципального жилья, решение о его дальнейшей судьбе. Реконструкция, капитальный ремонт или снос. Собственник должен самостоятельно решить вопрос с расселением, а собственник в этом случае – государство в лице Минобороны.

— Игорь Иванович, с какими жалобами, касающимися расселения бараков, чаще всего к вам приходят?

— Чаще всего консультируются о нормах предоставления жилья, задают вопросы о законности места расположения предлагаемого взамен жилья. Много жалоб на действия либо бездействие муниципалитета, межведомственной комиссии, на действия или бездействие судебных приставов, если было принято судебное решение. Каждый конкретный случай я рассматриваю отдельно. Если есть возможность стараюсь помочь каждому.

ВАЖНОЕ НА AMURMEDIA.RU в WhatsApp. Информационный канал. Любые сообщения запрещены.

Новости, происшествия, события в городе и крае.

Информационный канал AmurMedia в "ТамТам" - мессенджере. Все важные новости из мира политики, экономики, общества.

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg